Анна Волошина: Раньше синхронистки выглядели, как трансвеститы разукрашенные

Укрaинскaя синxрoнисткa Aннa Вoлoшинa рaсскaзaлa o нoвoм дуэтe, удaчнoм стaртe в нoвoм сeзoнe и oб oсoбeннoстяx нaнeсeния мaкияжa. прeдстaвитeльницaм видa спoртa. Oб этoм сooбщaeт «Сeгoдня.ua».

— Aннa, кaк вaм стaрт сeзoнa?

— Тoлькo вeрнулись с пeрвoгo этaпa Мирoвoй сeрии в Пaрижe. Выигрaлa двa зoлoтa в сoлo, сeрeбрo в группe и двe брoнзы в дуэтe. В дуэтe мы пeрвый раз на мировой арене выступили с Лизой Яхно, и бронза – хороший результат для нашей новоиспеченной пары. Встали в пару буквально два месяца назад.

— Вы восемь лет выступали с Лолитой Ананасовой, недавно завершившей карьеру. Тяжело перестроиться?

— Скорее не тяжело, а просто непривычно. Когда столько лет работаешь с одним человеком и начинаешь резко работать с другим, конечно, уже немножко не то. И она привыкла с другой девочкой (Яной Нарежной) в паре работать. Самое сложное – наладить синхрон. Но Лиза – перспективная спортсменка. Мы друг к другу стараемся привыкнуть как можно скорее. Чемпионат мира уже не за горами (14—22 июля), и никто из судей не будет делать скидку на то, что мы только недавно в дуэте.

— Вам, как более опытной, приходится много командовать?

— Ну, я вообще по натуре своей командир еще тот. Покомандовать – это хлебом не корми. Плюс у нас и разница в возрасте (Анне – 25, Лизе – 18), и я выступаю на международных соревнованиях с 2006 года, поэтому у меня большой опыт. Лиза – доброжелательная, дружелюбная, просто хороший ребенок. Мы с ней в Париже первый раз жили вместе, и очень комфортно было, как будто сто лет уже до этого друг друга знали.

— После ОИ в Рио не было желания уйти вместе с Лолитой?

— Честно говоря, когда я увидела оценки (Анна дважды стала четвертой – в дуэте с Ананасовой и в группе), в первые минуты мне не хотелось вообще ничего. Очень больно. Когда ты знаешь, что ты лучше, когда все судьи, спортсмены, тренеры из других стран подходят и говорят: «Вы лучше, но это субъективный вид, поэтому не расстраивайтесь». Ну как тут можно не расстраиваться? Было сложно, тоже хотелось бросить. Но хорошо, что у нас есть такая серьезная поддержка, как наши тренеры. Спасибо моей маме, которая знает, на какие точечки мне надавить, какие правильные слова сказать, как меня вдохновить. Я все еще в спорте и, как никогда, горю желанием выступать и доказывать, что судьи на Олимпиаде очень серьезно ошиблись.

— Обмениваетесь горьким опытом с другими нашими спортсменами? Жалуетесь друг другу?

— Ой жалуемся, а кому, как не нам, друг друга понять. Я помню эти ощущения, когда мы летели на ОИ с Лолитой, а спортивные гимнасты, наши мальчики, тогда уже выступали. Я сидела в аэропорту – была пересадка в Париже, мне позвонила мама и говорит: «Наш Олег Верняев проиграл японцу». У меня было желание развернуться и ехать домой. У нас как раз конкуренция с японками. И я поняла, что на этой Олимпиаде их сборной будут подсуживать, потому что она выступала спонсором в Рио.

— Как создавали программы?

— Некоторые остались старые. Мы решили оставить групповые упражнения, потому что меняли их прямо перед ОИ, и они очень удачные в плане постановки. Поэтому «Магию» (произвольная) и «Цунами» (техническая) в этом сезоне еще можно увидеть. Решили не менять техпрограмму дуэта под украинскую народную музыку, потому что на Олимпиаде нас в этом виде поставили на третье место. Это отличная задорная музыка, которая вдохновляет. А из нового: произвольная дуэта – она еще в процессе постановки – и две сольные. Одна – под «Сіла птаха», а произвольная – под «Ніколи» Александра Пономарева. Предложила мне эту музыку Светлана Саидова, наш тренер. Она понимает мои чувства, что мне ближе.

— Макияж сами наносите?

— У нас года два-три назад запретили наносить очень яркий макияж. Раньше мы, честно говоря, выглядели вблизи, как трансвеститы разукрашенные, потому что нас, наоборот, заставляли краситься, чтобы с самого последнего ряда трибуны было видно лицо. Сейчас это подводка для глаз, тушь и помада, и макияж выглядит очень даже пристойно.

— Тяжело раздобыть косметику, которая не смывается?

— Ой, у нас самая обычная косметика. За этот короткий промежуток времени, что мы выступаем, а наша самая длинная программа – до пяти минут, она и не успевает смыться.

— Как вас встречали в Париже?

— Когда мы закончили групповую произвольную программу – вся трибуна встала. Нам так хлопали – было очень приятно. Сразу после нас выступали японки, тоже со своей олимпийской программой, и я заметила, что их так не поддерживали, как нас. Зрители ведь не предвзято относятся: если что-то нравится, то нравится (смеется). С нами очень многие хотели сфотографироваться. Но из-за того, что был такой напряженный график – по три выступления в день плюс разминки между ними, – не могла уделить поклонникам много внимания. Так, выбегала буквально на несколько секунд с кем-то сфотографироваться и снова в воду.

— Сколько можете продержаться под водой?

— По правилам, мы дольше, чем 40 секунд, и не можем находиться под водой. И как таковой цели продержаться как можно дольше нет. Но на тренировках мы разминаем дыхание, проныривая под водой, и на одном вдохе большинство девочек в команде могут 75 метров проплыть.

— Какие планы и цели на сезон?

— В планах – еще три этапа Мировой серии. Это нововведение FINA Мы первый раз участвуем в таких соревнованиях. Следующие этапы будут в Торонто, Лас-Пальмасе и завершающий – в Ташкенте. А главная цель – это, конечно же, чемпионат мира в Будапеште.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.