Из дела «пьяного мальчика» исчезла медкарта и несколько листов

фoтo: Aнaстaсия Гнeдинскaя
Oльгa Aлисoвa.

Oтeц пoгибшeгo Aлeши Рoмaн Шимкo нa слушaниe пришeл oдним из пeрвыx. Тaк пoлучилoсь, чтo кaк рaз нa пoнeдeльник у мужчины выпaлa рaбoчaя смeнa — Рoмaн трудится псиxoлoгoм в Рoсгвaрдии. «Нa службe кaк тoлькo узнaли, зaчeм мнe нужeн oтгул, сразу отпустили. Даже повестку в суд не попросили показать. На работе меня все поддерживают», — поделился с «МК» Роман.

Мужчина хоть и старался выглядеть спокойным, видно было, сколь сложно ему держать эмоции в себе. Тем более, когда речь заходила о новых странностях в деле его сына. Роман уже рассказывал журналистам, что на следующий день после ДТП во дворе, где сбили мальчика, исчезли все камеры наблюдения. Теперь же выясняется, что тогда же пропала и медицинская карта Алеши.

— На следующий день после трагедии мы пришли в поликлинику, чтобы изъять карту сына. Но нам сказали, что ее уже забрали сотрудники полиции. Тогда мы отправились к следователю Аринушкину, который вел это дело. Но он сказал, что указаний об изъятии медкарты не давал. Через некоторое время мы нашли карту, она была у главврача. Но как получилось, что важный медицинский документ на некоторое время просто испарился? — недоумевает отец ребенка.

Роман опасается, что за это время в карту могли вписать заболевания, которых у мальчика не было.

— Мне уже намекнули, мол, не могло ли так случиться, что сын болел сахарным диабетом. Дело в том, что при этом заболевании, как мне объяснили врачи, выделяется сахар. В процессе хранения и перевозки в лабораторию кровь в пробирках могла начать бродить, и образовался тот самый ацетальдегид. (Напомним, из-за наличия в крови этого вещества эксперт Клейменов сделал вывод о крайней степени опьянения Алеши — «МК»). Но мой сын был абсолютно здоров!

Предварительное заседание длилось полтора часа и проходило в закрытом режиме. Все это время в коридоре сидела теща Ольги Алисовой. На мать криминального авторитета (напомним, Сергей Алисов отбывает десятилетний срок в колонии строгого режима как член ОПГ и именно с его «авторитетом» изначально связывали «невнимание» силовиков к этому ДТП) женщина совсем не была похожа. В суд она пришла в домашних матерчатых тапочках, разговаривала по телефону-раскладушке, которыми вот уже лет пять никто не пользуется. На вопросы журналистов женщина не отвечала, хотя и не скрывала, что пришла поддержать свою невестку.

Немного более разговорчивой оказалась сестра подсудимой Светлана.

— Сколько всем можно доказывать — не видела Оля мальчика. Он выбежал на дорогу из-за припаркованных машин. Сестра водит уже четыре года и всегда была очень осторожна. За это время у нее не было даже самого незначительного ДТП, хотя ездила она ежедневно на длительные расстояния.

Что происходило все эти полтора часа в зале суда, журналисты могли судить только по комментариям участников процесса. Как выяснилось, представители Романа подали несколько ходатайств. Например, друг семьи Валерий Зубов просил суд исключить из допустимых доказательство по делу комплексную автотехническую экспертизу.

— Дело в том, что основой этого документа является то первое исследование, которой «нашло» у мальчика в крови алкоголь. Перепроверять эти вызывающие сомнение данные никто не стал — их просто перенесли в материалы комплексной экспертизы. Мы считаем, что суд должен исключить из дела эту экспертизу, что автоматически предусматривает возврат дела на доследование, — объяснил «МК» Валерий Зубов.

Пыталась вернуть дело на дополнительное расследование и адвокат Алисовой Наталья Куракина. Но совсем по другой причине. Согласно ее ходатайству, из дела исчезли несколько важных листов, а страницы потом были перепрошиты.

Адвокат подчеркнула, что вину в наезде на ребенка ее подзащитная признает, а вот формулировку предъявленных ей обвинений — нет.

С какой формулировкой Ольга тогда согласилась бы? — поинтересовались журналисты у адвоката.

— Она категорически отрицает, что разговаривала по мобильному телефону в момент ДТП. Кроме того,Ольга не нарушала правил дорожного движения — она двигалась со скоростью не более 17 километров в час. Есть доказательства, и мы их в скором времени представим суду.

К слову, в автотехнической экспертизе указано, что по двору женщина двигалась со скоростью, превышающей допустимую в разы.

Говорят о сомнительной экспертизе, признавшей ребенка «пьяным», адвокат заверила, что не будет строить позицию защиты на этих данных.

— Единственное, что вызывает у меня вопросы: после ДТП некая женщина, которую не установило следствие, и некий мужчина взяли ребенка и перенесли его на заднее сидение автомобиля Алисовой. Делать это было нельзя категорически! А Ольга была в полном в ступоре, она даже говорить не могла… Что вы от нее хотите?

Постановление о продлении ареста до 30 января Алисова выслушала молча. Вопросы журналистов из зала проигнорировала. И только когда конвойные ее уводили, помахала на прощание сестре.

По существу дело начнут рассматривать 28 августа.

Материал по теме: Отец «пьяного мальчика» за эксгумацию: нужно уточнить характер травм

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.